Вернуться к обычному виду
  • наш канал на YouTube
  • группа Вконтакте
  • FaceBook страница
  • Инстаграм страница
  • twitter
«Нравственность человека видна в его отношении к слову».

Л.Н. Толстой

Руководитель Школы межнациональных коммуникаций А.П.Аржанов рассказал о роли молодёжи в укреплении дружбы народов

Руководитель Школы межнациональных коммуникаций А.П.Аржанов рассказал о роли молодёжи в укреплении дружбы народов 29.12.2016

Завершила свою работу Школа межнациональных коммуникаций-2016. Этот проект реализуется Межвузовским гуманитарным музейным центром Самарского национального исследовательского университета имени академика С.П.Королёва при поддержке Дома дружбы народов Самарской области и Совета ректоров вузов Самарской области. Об особенностях работы этого года и планах на будущее нам рассказал Алексей Павлович Аржанов, директор Межвузовского гуманитарного музейного центра.

 

— Алексей Павлович, вы представляете проект «Школа межнациональных коммуникаций». В этом году прошла уже вторая школа: «Этническое как зеркало индивидуального и гражданского самоопределения». Всё ли удалось? Что хотелось бы улучшить?

 

— Что удалось: мы действительно получили очень хорошие показатели. Они вполне объективны, мы ничего не подписывали, не приплюсовывали. Это 8 вузов, 70 человек, которые проявили интерес к проблеме межнациональных коммуникаций. Не все записавшиеся (по разным причинам) смогли посещать занятия школы, и по итогам мы выдали 40 сертификатов слушателям. На последней встрече школы 11 человек из тех, кто получили сертификаты, выразили желание продолжать, в той или иной мере работать по теме школы, но уже в формате проектных команд.

Формат работы школы в 2016 году был скорее экспериментальным. С одной стороны, прошедшая Школа межнациональных коммуникаций была подготовлена с участием очень серьёзных экспертов. С другой стороны, у нас не было задачи проводить ее на уровне, скажем, программы повышения квалификаций, программы дополнительного образования. В связи с тем, что мы ориентировались преимущественно на молодежную аудиторию, мы стремились сделать атмосферу Школы интересной, в первую очередь, с коммуникативной точки зрения. Мы не только рассказывали об особенностях разных культур, но также о том, как взаимодействовать с другими людьми, как бороться с собственными коммуникативными стереотипами, как увидеть в другом Человека, такого же, как ты сам.

В этой связи нам — организаторам Школа межнациональных коммуникаций — очень понравилось, как прошла итоговая социальная игра «Лаборатория будущего — 2048». Игра помогла нам не только получить обратную связь от слушателей Школы и понять, какие компетенции удалось актуализировать, какие знания стали для слушателей точкой «кристаллизации» нового коммуникативного опыта, но и увидеть, какие направления Школы как проекта необходимо продолжать совершенствовать. В принципе, игра показала, что слушатели — участники игры, как говорится, «в теме», готовы размышлять над проблемами формирования единой гражданской нации, готовы задаваться вопросами, актуальность которых ближайшие восемь-двенадцать лет будет возрастать.

 

— Школа ориентирована в первую очередь на молодежь, студентов. Какова, по Вашему мнению, роль молодежи в гармонизации межнациональных отношений, укреплении дружбы народов?

 

— Она, безусловно, высока. Молодежь — это то следующее поколение, которое будет жить и работать в новых условиях, и именно ей и сталкиваться со всеми вызовами нового времени. А значит, роль ее в решении проблем гармонизации межнациональных отношений, укреплении дружбы народов будет только возрастать.

В этой связи я вижу, что сегодня молодежная аудитория недостаточно активно вовлекается в тему межнациональных коммуникаций. С одной стороны, этому есть основание: «Зачем обострять тему, когда можно обойти ее молчанием и тем самым вывести из общественной повестки дня целый ворох проблем?»

С другой стороны, «фигура умолчания» может провоцировать в будущем, в перспективе тех лет, когда молодые люди не только пойдут работать, но, вполне вероятно, станут принимать решения о жизни нашего общества, проблемную ситуацию, к которой они окажутся не готовы.

Как жить в обществе, в котором национальное может использоваться как метод получения политического или экономического преимущества? Как поступать, если этот фактор начинает эксплуатироваться в развитии бытовых по своей сути конфликтов? Что есть подлинно ценного в национальной идентичности, а что есть привнесенное, навязанное извне? Многие, на первый взгляд, философские вопросы находят свою проекцию в самых простых жизненных ситуациях. И от того, насколько нынешняя молодежь готова к их решению сегодня, зависит то, как они будут решаться завтра.

В контексте потребности в укреплении единства российской гражданской нации, которая сегодня очевидна, такая постановка вопроса становится очень своевременной.

Вместе с тем, необходимо и к самой молодежной аудитории подходить осмысленно. В каждом поколении есть «актив» — собственно говоря, именно эти молодые люди будут обращаться к сверстникам, будут инициировать общественные проекты, формировать общественную, медиа и политическую повестку дня. Важно то, какую они будут формировать повестку дня? Каково будет качество их собственных знаний и навыков, каков будет уровень понимания происходящего?

Да, в современном обществе много людей, которые научились быть аккуратными в словах, которые чужды ксенофобии и способны не поддаваться стереотипам, когда речь заходит о «другом человеке». Эти люди осознают свою ответственность перед обществом и свое место в обществе. Хотелось бы, чтобы таких людей в России было больше.

 

— Молодежь, как правило, не очень активно интересуется темами, которые в ее понимании достаточно далеки от нее и сложны. Как можно еще привлечь молодежную аудиторию? У Вас опыт достаточно большой работы и в рамках общественных организаций, и как преподавателя.

 

— Когда мы задумывали проект «Школа межнациональных коммуникаций», мы изначально планировали образовательно-коммуникативный проект, а уже потом работу проектных команд. Это один из способов решения проблемы.

Чем проектная команда интересна? Она интересна тем, в первую очередь, что для самого актива открываются новые возможности. Формат работы проектной команды позволяет одновременно создать своеобразный социальный лифт, позволяющий молодому человеку осознанно строить для себя вектор собственного развития, развиваться в своей теме — учиться, получая от других участников команды необходимую поддержку, критику, новый опыт социально-проектной деятельности. Кроме того, проектный способ работы позволяет не отставать от жизни и чувствовать чем «дышат» молодые люди, какими проблемами они озабочены, какие у них мысли, чувства, что составляет их «горизонт очевидности» и каков актуальный ценностный контекст. Это первое.

Второе, мне кажется, не надо недооценивать метод, который используют все родители в школе: «Мама, я не хочу идти в школу» — «Надо». То есть какой-то элемент просвещения на уровне государственной политики должен внедряться как обязательный. Надо очень хорошо подумать, что это: почему «надо».

Дело в том, что пока какая-то тема не введена вообще в повестку дня, любым способом, она не работает. Но это не означает, что тема не существует. Это означает, что она развивается бесконтрольно и, в случае появления стихийных лидеров мнения по теме, именно им будет принадлежать пальма первенства в ее развитии.

Сегодня, на мой взгляд, тема межнациональной коммуникации в молодежной аудитории представлена слабо и фрагментарно. Прежде всего как «информационная инъекция» по самым различным, чаще негативным, поводам. Представления о каком либо народе вводятся по упрощенной, схематичной модели презентации культуры, которая часто не удовлетворяет ни требованиям носителей этих культур, ни ценностной потребности общества в их осмыслении.

Возможно, необходимо составить некий перечень минимума знаний, навыков, которые должны стать предметом «обязательного просвещения» (на разных этапах социализации). Ни у кого ведь не вызывает сомнения, что ребенок перед поступлением в школу должен, как минимум, знать алфавит?

 

— Нет ли здесь риска создать проблему на пустом месте? То есть, пока люди общаются, они и не задумываются о том, что принадлежат к разным национальностям, несут какие-то культурные различия. Нет ли риска того, чтобы вместо снижения напряженности мы вызовем её рост?

 

— Надо сказать, что данные социологического опроса, приведенные на прошедшей 22 декабря 2016 года в Доме дружбы народов Самарской области панельной дискуссии, вызывают ряд вопросов, но один из них крайне интересен. Почему самой толерантной частью населения оказалось старшее поколение — те, кому больше 50 лет, а их оценка эффективности работы общественных объединений — самая низкая? В силу чего есть первое, и чем обусловлено второе? И что будет, когда это поколение уйдет? Исчезнут ли народы? Нет, не исчезнут. Исчезнут ли муниципальные единицы? Не исчезнут. Тема всё равно останется. Здесь надо просто объективно оценивать баланс: мы больше приобретаем или теряем, если занимаемся просвещением?

В том, что касается актива, работающего в национальной тематике, определённых в своей национальной идентичности, тоже всё понятно — с ними такое просвещение проводить просто необходимо.

В том, что касается более широкой аудитории, то это для нас объективная причина принимать однозначное решение — просвещению быть.

 

— Можно вспомнить, куда направлена деятельность экстремистских организаций. Это, в первую очередь, молодежь. Возможно ли повысить «барьер входа», сопротивляемость молодых людей, если они получат эту информацию?

 

— Здесь же вопрос в чем? В том, что государственная политика, видимо, должна в первую очередь ставить вопрос о базовых ценностях нашего общества. Если для человека в принципе не возникает вопрос «убей — не убей», если он не решает, кто он: «тварь дрожащая или право имеет», то он вряд ли станет благодатной почвой для развития экстремистских идей.

Если для него религиозная тема не является провокационной, он отдает себе отчет в том, к какой вере он принадлежит / не принадлежит, в чем глубина чужой веры, то для него тоже не встанет вопрос, кто и чем лучше.

«Барьер входа» повысить можно. Нужна «ценностная» прививка. В этом смысле государственная национальная политика и формы национального просвещения, даже базового, должны носить именно характер прививки. Человек должен понимать, что он гражданин России, и что такое — быть гражданином России, у него должен быть сформирован основной ценностный аппарат в понимании своего отношения к другим нациям, к самому себе.

Вопрос о формировании этого отношения — это очень сложная вещь, но при системном подходе он может решаться.

 

— Давайте вернёмся к вашему проекту. Какие перспективы у Школы межнациональных коммуникаций?

 

— Школа этого года прошла как межвузовская. Это хорошо. Этот тренд желательно сохранить.

В будущем ее можно было бы превращать во что-то более серьезное: в курсы повышения квалификации, например. Возможно, формировать ее как систему связанных между собой школ/курсов/семинаров, каждая часть которой решала бы конкретные задачи и развивала бы конкретные компетенции в зависимости от потребностей потенциальных слушателей.

Какие-то части системы можно ориентировать больше на коммуникативную составляющую, где-то заниматься просветительской работой и рассказывать о сходстве и различиях культур. Можно делать конфликтологические семинары и обучать технике предотвращения конфликтов. Возможных направлений много.

В комплексе все эти проблемы решаются в рамках магистратуры социологического факультета Самарского университета. Это очень серьезное высшее образование. Но необходимо отдавать себе отчет, что многие люди реально или потенциально сталкивающиеся с национальной проблематикой, особенно молодежь, могут и не иметь возможности получить такое высшее образование. Школа межнациональных коммуникаций в перспективе как раз способна отвечать на вызовы времени и закрывать потребности в получении таких знаний и навыков, в повышении квалификации.

Из объективных проблем развития проекта на данном этапе я могу выделить одну основную: нам очень не хватает ресурсов для развития проекта. Чем серьезнее поставленная задача, чем большего качества требуется работа, тем больше она требует времени от организаторов и экспертов, а значит существует и большая потребность в ресурсах, которую не всегда ясно как удовлетворить.

Но мы надеемся на лучшее!




Возврат к списку